Открытие первого в Перми кафе «Цыплята по-английски» состоялось 31 мая 2000 года. Эндрю Визерс и Александр Никифоров вместе перерезали красную ленточку и дали старт новому направлению бизнеса компании «Алендвик»! 

Эндрю хорошо помнит свою первую поездку в Пермь, когда он вёз ростовой костюм цыплёнка на открытие первого кафе! До этого он никогда не был в России. После приземления в аэропорту при прохождении таможенного досмотра он столкнулся с крупной суровой женщиной в форменной одежде, которая сидела за столом. Процесс прохождения досмотра осложнялся тем, что Эндрю ни слова не знал по-русски, а сотрудница таможни в точно таком же объёме владела английским! 

На вопрос, есть ли в его чемодане что-либо необычное, Эндрю ответил, что в его чемодане находится костюм цыплёнка величиной шесть футов, предназначенный для открытия кафе. Таможенница не поняла, о чём идёт речь, и Эндрю попытался объяснить в лицах: руки подмышками, хлопая согнутыми локтями, как крыльями, изображая головой клевательные движения, издавая цыплячьи звуки. Она подозрительно на него взглянула и попросила открыть чемодан. При открытии сумки голова цыплёнка размером с человеческую выпрыгнула, напугав женщину, которая, покачивая головой, быстро закончила досмотр. 

«Всё её выражение лица говорило, – смеётся Эндрю, – что приехавший с визитом англичанин сумасшедший! Многое с тех пор изменилось, мы отправляем наши костюмы различными видами транспорта, а не передаём с рук на руки, а отношения Southern Fried Сhicken с «Алендвиком» и жителями города Перми продолжают развиваться и на общем пути к успеху уже привели к нескольким необычным новациям. С момента открытия первого кафе мы получили от «Алендвика» запрос найти для них: лондонский кэб, традиционный фургон с мороженым в духе 1970- годов, «Моррис 10» 1930-х годов и даже культовый автобус «Рутмастер» (больше известный как даблдекер)! 

Ольга Ратуева хорошо помнит открытие первого кафе: 

«Результат ошеломил и нас, и английских представителей: каждый день очереди выстраивались до дверей… В то время бургеры изготавливались только под заказ, и по стандартам мы могли собирать единовременно только шесть бургеров. По ночам мне снились бесконечные колонны бургеров с сыром, бургеров без сыра…» 

«Алендвиковцы» понимали: первый ажиотажный спрос непременно схлынет. Несмотря на очереди, проводили на улице дегустации новой для жителей города продукции, предлагали водителям машин ланчи в дорогу. Чтобы справиться с потоком посетителей, пришлось увеличить количество касс. Первые клиенты были очень требовательны к сервировке: контролировали, положил ли продавец кетчуп, есть ли салфетки на подносе. Очень быстро коллектив кафе изучил вкусы постоянных клиентов. Некоторым начинали готовить заказ, видя их ещё с улицы. Постоянные посетители обращались к продавцам по именам и делали заказ только у «своего» продавца.

 

Первоначально в кафе была установка, что продавцы и повара должны периодически заменять друг друга. Однако поток посетителей не позволил реализовать эту возможность: некогда было осваивать новые обязанности – в кафе стояли очереди, и повсюду разносился треск касс.

 

«Спрос, реакция публики на кафе, – вспоминает Александр Никифоров, – были просто ажиотажными: были толпы людей, очереди огромные, куча машин на парковке. Всё было очень здорово! Мы совершенно не ожидали этого!»

 

Сумасшедший успех «Цыплят по-английски» стал для Александра Никифорова не только радостью, но и наукой: понимая, что недостаточно одной площадки в Перми, руководство «Алендвика» сразу же начали думать о расширении бизнеса. Появилось второе кафе, третье.

 

«Много было неурядиц, проблем, непонимания, – признаёт Александр Никифоров. – Ведь всё, что мы делали, мы делали впервые и действовали по принципу «давайте попробуем»! А иначе никак не получится. Опыта в компании совсем не было: ни опыта строительства, ни опыта поставок – всё было с нуля. Наши настойчивость и упорство привели к тому, что результат оказался неплохим. Это позволило нам в короткое время вырасти в небольшую сеть и стало толчком к дальнейшему развитию предприятия».